Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

****

 
Журнал не преследует коммерческих целей - я веду его для собственного удовольствия и просвещения. Но мне интересно и важно зарабатывать деньги любимым делом - поэтому возможны

1) публичные лекции по истории фотографии.
2) сотрудничество с печатными и сетевыми изданиями

Окно в Ленинград (запоздалый отзыв на выставку Сергея Подгоркова)

Ленинград, 1981


На выставку я успел, а с этим текстом опоздал – поскольку выставка Сергея Подгоркова в культовой питерской галерее «Борей» уже закрылась.  Нормальный питерский темп )

Фотографии Подгоркова сейчас уже вполне проходят по категории «путешествие на машине времени», в какое-то давно прошедшее «то» время – 70-е и 80-е. То время и пространство уже многими рубежами отделено от нашего хайтекового настоящего, а для тех молодых, кто не помнит этого собственной памятью, это такое же далёкое ретро, как довоенные снимки.

Документалист Подгорков вёл хронику повседневности, в которой находился всякий советский человек. А повседневность эта была такова, что многие годы фотограф снимал «в стол» - большинство этих снимков никак не могли быть напечатаны в прессе, не могли быть представлены на публичных выставках.
Помятые мужички в пивной. Очередь из одинаково-тоскливо одетых женщин, за стиральным порошком. Полубезумная старуха, вдруг входящая в кадр, где-то на Петроградской стороне. Тело, беспамятно откинувшееся на травке, на фоне многолюдной очереди к пивному ларьку.
Всё это – средне-серое, не особо контрастное, и очень узнаваемо-питерское. Выставка называется «Между дождём и туманом» - и название очень подходящее, все эти сюжеты происходят в какой-то мутной пелене ленинградских дворов.

Но в том-то и дело, что на выставке многие кадры «застоя» соседствуют (и я уверен – соседство это умышленное) с кадрами, которые Подгорков снимал уже в новом веке. Иногда разницу невозможно заметить, не посмотрев на дату съёмки. Да, где-то дату выдают современные вывески на заднем плане, но общая атмосфера – всё та же.
Возможно, дело в индивидуальной «оптике», встроенной в мозг фотографа. Наверняка кто-то скажет, что если фотограф привык снимать маргиналов в подворотнях, всех этих «людей с обочины» - то он и в новом времени не увидит ничего, кроме этого. И возможно, отчасти они будут правы.

Но возможно и другое – вот этой выставкой Подгорков как бы показывает нам: ребята, стоит лишь присмотреться, и каждый может увидеть, что это вязкое, давнее, казалось бы давно ушедшее советское время, тот самый «совок» и «застой» - всё это никуда не ушло, оно всё тянется и тянется, никуда не уходит. Это продолжается в осыпающихся фасадах, которых в Петербурге полным-полно, это тянется в долгостроях и капремонтах без срока давности, тянется и проступает в этих людях города Питера, одетых порой точно так же, как если бы они вышли из дома за хлебом в 84-м году.  И вдруг оказывается, что ткань времени изменилась не сильно. Сверни чуть в сторону с Невского, сверни с Каменноостровского, зайди во двор – и ты увидишь тот самый безвременный Ленинград, и та же старуха выйдет на тебя из тёмной арки, и тот же потёртый пролетарий стрельнёт у тебя сигарету. Где-то между дождём и туманом.


    P. S. Людей, которые занимались какой-то неофициальной фотографией, в том Ленинграде было не так уж мало – к примеру, легендарный фотоклуб «Зеркало» бурлил жизнью и талантливыми авторами. Но эти прекрасные подвижники в большинстве своём делали отвлечённый и как бы вневременной арт. Они снимали голых женщин в интерьерах котельных, они объявляли себя «концептуалистами», искали возвышенную гармонию в видах города и узорах перил мостов; и почти все они стали заложниками древней концепции XIX-го века – снимать что-то, как бы отделённое от реальности: необыденное, из ряда вон, или что-то, эту реальность поэтически возвышающее. Все стремились к поэзии, мало кто хотел фотокамерой писать прозу.

Многие отпечатки прозы Подгоркова есть у него в ВК, в альбоме "Неповторимые фотографии" - это настоящее окно в Ленинград "тех" времён.  https://vk.com/album110359638_123164804

литераторы-фотолюбители



В начале века многие литераторы были ещё и страстными фотолюбителями: Волошин, Андреев, Пришвин, Эренбург. Список можно продолжать… В стенах библиотеки попробуем связать литературу и фотографию и посмотрим, каким видели мир писатели в начале века. И наоборот – как феномен фотографии осмыслялся в литературе того времени.



Особенности национального фотохарактера

    Если открыть любую западную антологию фотографии, там почти не будет русских имён - разве что мелькнёт фамилия Родченко. Мы им плохо видны и неочевидны. А между тем, у нас своя специфика, свой культурный код и богатейшая фотоистория, и о ней я буду завтра рассказывать в Лермонтовской библиотеке.

открытки, P.S. кубисты Хлебников и Маяковский

026

Это мы все знаем - мол, были все эти футуристы-кубисты, Маяковский в жёлтой кофте и Бурлюк с моноклем, и Предземшара Хлебников. Но это как-то не материально, как миф, правда? А вот пожалуйста - люди друг другу на открытках пересылали стихи "кубиста Хлебникова".


Collapse )

Письмо к молодому поэту

  Мне кажется, этот текст стоит хоть разочек вдумчиво прочитать всем, кто занимается какого-либо рода творчеством.  Рильке говорит о стихах, но и к фотографии это  всё очень применимо.  "Письма к молодому поэту" - это действительно письма, написанные Райнером Марией Рильке и увидевшие свет отдельной книгой уже после его смерти.


 Париж,
17 февраля 1903 года.

 Дорогой друг,

 пару дней назад пришло твое письмо. Я благодарен тебе за доверие, но обсуждать твои стихи я не могу - любая попытка выступить в качестве критика была бы для меня чем-то глубоко неестественным. Потому что мало что имеет столь же ничтожное отношение к произведению искусства, как слова критика. Как бы то ни было, критика всегда была и будет лишь более или менее удачной формой непонимания того, что создал автор. Произведения искусства не столь просты, чтобы кто-то смог описать их словами. Вообще, большую часть нашего опыта не высказать - многое из происходящего происходит там, где словам попросту нет места. Но еще более сопротивляются словесному описанию произведения искусства, как нечто, обладающее собственным таинственным бытием, продолжающимся рядом с нашей скромной мимолетной жизнью.
Collapse )

поэзия

 2477
 
 Снимая тела и конечности,
 И лица недобрых и добрых,
 У всепобеждающей вечности
 Мгновенья ворует фотограф.

 Ты здесь посерьезнел, осунулся,
 Но там, словно в утренней дымке,
 Живешь в нескончаемой юности
 На тихо тускнеющем снимке.

 Там белою магией магния,
 Короткою вспышкой слепою
 Ты явлен из времени давнего
 На очную ставку с собою.

 Вглядись почестней и попристальней
 В черты отдаленного брата,—
 Ведь всё еще слышится издали
 Внезапный щелчок аппарата.

 Вадим Шефнер, 1965

 Иллюстрация к тексту - снимок второй мировой, автопортрет неизвестного солдата болгарской медицинской службы. И вопрос к читателям: какие ещё существуют стихи и песни о фотографии, давайте вспомним ? Ну, кроме "фотография девять на двенадцать" и "ты сними, сними меня, фотограф". )).

фотографы тоже произошли от обезьян


                       Чарльз Доджсон - Реджинальд Саути со скелетами обезьяны и человека. Июнь 1857-го.

Практически с самых первых лет своего существования фотография разделилась на коммерческую и художественную...  Впрочем - нет, ни о какой "художественной" долгое время и речи не было. В глазах общества фотография была занятной увлекательной технологией, не больше того.  И кроме массы коммерческих фотографов-портретистов, которые эту технологию использовали, как источник дохода, постепенно начало появляться всё больше увлечённых любителей фотографии, которые занимались этим исключительно для собственного удовольствия. Но в те времена это было не просто.
Фотография требовала от своих адептов не только свободного времени и денег на реактивы, она требовала некоторого уровня технической подкованности. Можно даже составить примерно такой портрет фотографа-любителя того времени: дворянин или обеспеченный человек, интересующийся техническими новинками, с неким образованием в точных науках, и с достаточным количеством свободного времени для занятия любимым делом.

Автор "Алисы в стране чудес" был джентельменом именно такого типа. И до выхода в печать сказки об Алисе он вообще не был известен как литератор – он был известен как преподаватель математики в Оксфорде, автор логических и математических задач, учёный-изобретатель и увлечённый фотограф. Весь мир потом узнает его под литературным псевдонимом Льюис Кэрролл, но в историю фотографии он вошёл под своим настоящим именем - Чарльз Доджсон. 

На этом снимке - близкий друг Доджсона, его товарищ по Оксфорду, врач Реджинальд Саути - собственно, он и учил будущего писателя обращаться с фотокамерой. Друзья тогда были весьма молоды: Саути было 22, Доджсону -25, и когда им поручили отснять коллекцию скелетов из анатомического театра, они исполнили это с изрядной долей юмора. Очевидно, они находили удовольствие в том, чтобы составить такую наглядную и забавную иллюстрацию к теории Дарвина, о которой в то время спорило всё просвещённое общество. 
Collapse )

в гости к бабушке


                          Henry Peach Robinson, Little Red Riding Hood, Plate 2,  1858

Это не просто девочка - это Красная Шапочка. Сейчас она октроет дверь, а там....  В 1850-60-е годы некоторые фотографы пытались делать иллюстрации к книгам. Генри Пич Робинсон, весьма серьёзный человек и авторитетный британский фотограф, из самых лучших побуждений попробовал проиллюстрировать сказку про Красную Шапочку. Насколько это ему удалось - смотрите под катом.

Collapse )