Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

****

 
Журнал не преследует коммерческих целей - я веду его для собственного удовольствия и просвещения. Но мне интересно и важно зарабатывать деньги любимым делом - поэтому возможны

1) публичные лекции по истории фотографии.
2) сотрудничество с печатными и сетевыми изданиями

мастера районного масштаба



Ах, Одесса…   В наших широтах я что-то не припомню мемориальных досок фотографам. Нет такой практики: здесь, мол, жил и творил, ночами под красным фонарём не спал фотограф N...  А в Одессе – могут, молодцы.

Но в интернете о Дмитрии Зюбрицком совсем немного: есть упоминания в среде украинских и одесских фотографов, и несколько карточек плохого качества. Кажется, хороший был мужик и фигура для своего круга, но по этим карточкам совершенно не понятно - был ли он действительно «мастером» или одним из множества типовых середняков.

Жил. Был. Прожил долгую жизнь в фотографии. Но где теперь все эти кадры, всё это наследие?

Доска на доме висит, а интернет почти молчит. И это, увы, типичная ситуация.  Сколько их было по всей стране, подобных фотомастеров районного масштаба, но в интернет они не успели, а негативы и архивы их в лучшем случае так и лежат на антресолях наследников, а типичном случае – давно брошены на помойку.

Интересно, конечно, что останется от всевозможных нынешних лет через тридцать-сорок.


Дмитрий Зюбрицкий - Первый в СССР Конкурс красоты «Одесситка — вот она какая».1987

Мартина Франк


Мартина Франк - пригород Ньюкастла-на-Тайне, 1977

У меня есть один из любимых фотографов, и это не Брессон. Это его жена.
Такая занятная штука: вряд ли можно причислить Мартину Франк к главным фото-талантам
XX-го века – там было много имён, которые всё-таки выигрывают у неё по совокупности сделанного. И в то же время у неё есть десяток кадров, которые очень точны, графичны и сбалансированы, запоминаются и стоят перед глазами.
В своих интервью Брессон часто говорил о том, что в хорошей фотографии всё держится на соотношениях пропорций, что мол, мы, художники, понимаем, что в основе всего - геометрия.  При этом снимки самого Брессона не всегда такую уж идеальную геометрию в себе содержат, ИМХО; а вот снимки его жены Мартины прекрасно иллюстрируют его слова )

Collapse )

Куделка. 4 - Взгляд на планету.


Josef Koudelka - GERMANY. 1999. Salzhemmendorf.

В 1986-м Куделка открывает свой новый фотоязык и новое вдохновение – панорамную камеру. «Внезапно я понял, что с этой камерой могу делать новое, чего не делал никогда».   В новом формате признанный стрит-фотограф внезапно начал снимать пейзажи – чёрно-белые и совершенно безлюдные.  Куделка снова колесил по Европе, но теперь его интересовали отношения нашей цивилизации с нашей планетой.  Первой серией в новом формате стал "Чёрный треугольник", снятый на местах заброшенных угольных месторождений в Чехословакии, потом география съёмок расширилась. Покинутые шахты и карьеры, брошенная техника, индустриальный мусор среди ландшафта, шрамы и язвы, оставленные на теле земли человеком.  И эта экологическая тема у Куделки воплощается с каким-то планетарным, эпическим размахом и зрелищностью – этому способствует и длинный панорамный кадр, и разброс в географии съёмок, и сама поэтика этих безлюдных постиндустриальных пространств, мастерски проявленная фотографом.  Эти кадры страшны и красивы, величественны и загадочны. Люди ушли, время остановилось, планета затягивает свои раны.

Collapse )


Куделка. 3 - Странник по Европе, 70-е


Elliott Erwitt - FRANCE. Paris. Photographer Josef KOUDELKA. 1974.


   Теперь я хочу показать фотографии Куделки, снятые в разных европейских странах в 70-х. Он тогда вёл жизнь бродячего фотографа, такое сейчас даже сложно представить.

"Пятнадцать лет я ни на кого не работал. Не брался за заказы, не снимал за деньги. Я делал снимки только для себя. Я жил на минимуме средств, да мне и не нужно было много: хороший спальный мешок и немного одежды – пара ботинок, два пары носков и штаны на год. Одной куртки и двух рубашек хватало на три года".

Collapse )


Куделка. 1 - Цыгане

Josef Koudelka - FRANCE. Brittany. 1973. Gipsies.

Когда Куделка первый раз полетел в Штаты, его друг Картье-Брессон послал Корнеллу Капе рекомендательное письмо.  Оно было кратким: «Посылаю тебе безумца, которого зовут  Йозеф».

Человек со смешной фамилией Куделка – уже давно легенда, классик, один из главных фоторепортёров XX-го века.  Вечный бродяга с бородой и в круглых очках, истинный репортёр, подвижник-передвижник.

«Пятнадцать лет я ни на кого не работал. Не брался за заказы, не снимал за деньги. Я делал снимки только для себя. Я жил на минимуме средств, да мне и не нужно было много: хороший спальный мешок и немного одежды – пара ботинок, два пары носков и штаны на год. Одной куртки и двух рубашек хватало на три года».

Это, конечно, круто. Когда я читаю интервью и биографию Куделки, мне многие фотографы кажутся какими-то… клопами.  Мещанами, всё-таки не сильно выходящими за типичную зону комфорта.  А этот человек точно был одержим, его вела жажда хороших кадров, а всё остальное, все эти наши житейские ценности были для него делом десятым.
В то же время, если уж говорить об известности,  то в американских списках «главных хроникёров века» его частенько забывают или упоминают вскользь – поскольку он европеец, чех, и его главные темы – тоже европейские, не совсем близкие американскому зрителю.   Поэтому в Европе он известен больше, а в позднем СССР и России имя Куделки стало ориентиром для многих фотографов. И материалов в сети, пусть разрозненных, но уже хватает. И можно просто посмотреть архивы Куделки на сайте «Магнума» и убедиться – он гений.  Но я всё-таки хочу сделать свой рассказ о Куделке, и это будет в четырёх частях. Часть первая – конечно «Цыгане».

Collapse )

вечных улыбок


Ещё порция бытовых архивов для любителей хронопутешествий.  Ещё один смысл, который открывается в этих купленных у букиниста карточках - это потеря смысла.  Судите сами: люди смотрели в камеру, печатали и подписывали карточки - в вечной попытке сохранить память о себе и о близких.  Фотокарточка являлась носителем памяти.  Но уже сам факт, что я могу эти карточки купить на барахолке, говорит о том, что наследникам этих людей память оказалась не нужна. Или и вовсе наследников не было.


Collapse )


истина в быту




Как-то всё яснее понимаю, что подлинное зеркало времени - не арт-фото и даже, быть может, не "решающие моменты" фланеров с "Лейками". Что гораздо больше настоящего осталось в бытовых кадрах, в этих будничных, позёрских, любительских карточках.
Дальше - подборка отражений советских людей, найдено на барахолке.

Collapse )

Марк Рибу - О выборе фотографа


Marc Riboud - Contact sheet of the Painter of the Eiffel Tower, Paris, 1953


Я не удержался и перевёл текст Марка Рибу - о выборе, отборе кадров.  Написано это было им в 1988-м году, как предисловие к фотоальбому "L’embarras du choix"  ("Трудность выбора").  Рибу представляет ту старую гвардию, которая умудрялась поймать тот самый "решающий момент" одним кадром - и конечно же, здесь слышна полемика с обладателями камер с серийной съёмкой.

Collapse )


наблюдатель эпохи


Marc Riboud with Leica, Herten, 1997 by Michael Agel

Совсем недавно, два месяца назад, скончался француз Марк Рибу. Репортёр того самого поколения гуманистов с «Лейками», современник великих и сам безусловный мастер.

Рибу в прямом смысле был учеником «Магнума» - Брессон и Капа помогали и поддерживали его на первых порах, и в 1953-м он был принят в агентство.  Хотя впоследствии он вспоминал, что старшие товарищи сообщили ему много полезных вещей – как держаться в толпе арабов, где дёшево перекусить в Нью-Йорке и тому подобное, но ничего не говорили про фотографию. Пришлось учиться самому.
«Капа потрепал меня по плечу и сказал: «Поезжай в Лондон. Ты ещё слишком застенчивый, а там ты встретишь классных девочек и выучишь английский». И я провёл год в Лондоне, и хотя не встретил никаких девочек и язык не выучил, но сделал тысячи фотографий».

Collapse )