Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

****

 
Журнал не преследует коммерческих целей - я веду его для собственного удовольствия и просвещения. Но мне интересно и важно зарабатывать деньги любимым делом - поэтому возможны

1) публичные лекции по истории фотографии.
2) сотрудничество с печатными и сетевыми изданиями

редкий кадр



      Этот кадр из архивов Захарии Кушнира меня поначалу сильно озадачил, сюжет «дети и покойник» - редкость.
Редкость даже среди множества «прощальных» снимков, которые были повсеместной практикой: почти на весь
XX-й век фотография стала частью похоронного ритуала. Обычай проник на все континенты и иконография была примерно одинакова; хоть у нас, хоть в Латинской Америке: на переднем плане стоял открытый гроб, за ним – ближайшие и дальние родственники, односельчане или соседи по двору. Это была именно «прощальная» фотография, призванная подтвердить исполнение ритуала – то есть те последние почести и ту скорбь, с которой живые провожают покойника.

Здесь же – лишь одна взрослая женщина у гроба и множество детей. И лишь одна эта женщина здесь стоит так, как принято стоять на «прощальной» фотографии. Дети пока ещё так не умеют. Кстати, увеличьте, посмотрите на лица детей.


Мне уже виделись здесь какие-то печальные истории, которые могли бы объяснить, почему у гроба только дети. Ну, например: молодая  учительница, направлена в село по распределению или переселению, быстро скончалась, родственников нет, и лишь сельских детей привели на похороны… А одиноко скорбящая женщина, может статься, вовсе не мать и не родственница, а просто селянка, выступающая в роли проводника, провожающего (ведь кто-то из взрослых всё-таки должен стоять у гроба).

И вот ведь как легко ошибиться, если рассматривать один кадр, не зная о соседних. В архивах Кушнира я вдруг нашёл и другой кадр с тех же похорон – там у того же гроба стоят уже взрослые люди, и лишь та самая женщина присутствует на обоих снимках. Получается, сделано было два «прощальных» снимка; один – с детьми, другой с родственниками.

Collapse )



истина в быту




Как-то всё яснее понимаю, что подлинное зеркало времени - не арт-фото и даже, быть может, не "решающие моменты" фланеров с "Лейками". Что гораздо больше настоящего осталось в бытовых кадрах, в этих будничных, позёрских, любительских карточках.
Дальше - подборка отражений советских людей, найдено на барахолке.

Collapse )

****


      Какие-то довоенные дети. Именно такие групповые детские снимки - отличное зеркало рода человеческого. Это сейчас даже детсадовцы копируют какие-то жесты и позы из фильмов и журналов. А тут никто ничего не изображает. Никакие нянечки и учителя их не причёсывали - их просто ставили в кадр, как есть. Кто-то шевелится и выходит нерезко, кто-то улыбается, кто-то сосредоточен, а кто-то, кажется, и вовсе улыбаться не умеет.  Насколько можно рассмотреть при увеличении, у мальчика в первом ряду на берете написано "Аврора", у мальчика в третьем - "Пионер". Мальчик в верхнем ряду держит за плечи девочку в берете и воротничке - кто она ему? Матроски, беретики, кепочки, короткие штаны на лямках. Все такие живые.

  • Current Music
    Joe Jackson - Ever After
  • Tags

обратный эффект

         
Jock Sturges - from "Last Day of Summer", 1991

       Уже все об этом написали и успели от темы устать.  Но сейчас даже люди, далёкие от фотографии, обсуждают эту историю с выставкой, и у меня тоже есть несколько слов.

Про эротику. Это бесконечный вопрос, потому что эротика – вещь субъективная, для кого-то эротика есть и в корнях деревьев, и в форме облаков…  Но там есть телесность, сильно проявленная телесность.  Причём подростковая телесность,  которая у нас табуирована. То есть, если поставить вопрос: «Могут ли эти снимки вдохновлять педофилов?» - Да, конечно, могут.

Нужно ли их из-за этого запрещать? Конечно, нет.  Педофилия – это отношение к ребёнку, как к сексуальному объекту, а этого в работах Стёрджеса нет.  И любой человек, мало-мальски понимающий в фотографии, увидит там прежде всего искусство и мастерство. И очень человечную фотографию о людях.

Один из мощных «крючков»,  которым цепляют снимки Стёрджеса – это как раз переворот привычных смыслов. Ведь у Стёрджеса почти всегда – портрет, в первую очередь портрет, и очень часто там есть взгляд подростка в камеру, на зрителя. В этом взгляде нет кокетства,  нет каких-то провокаций, нет и стеснения своей наготой – поскольку это дети из семей натуристов, они растут в среде, где нагота естественна и не табуирована.  Примерно та же история и с детьми Салли Манн, и с подростками Мохорева.

А наш, условно говоря, обыватель, привык видеть другое.  Голые – значит секс, как же ещё?  А тут, кроме формальной наготы, нет никаких признаков привычной нам эротики. Почему-то голые подростки, почему-то не улыбаются, и позы какие-то странные у них...  И вместо того, чтобы всмотреться и подумать, почему так? – людям проще ярлыков понавешивать, вроде «мутный тип, извращенец-педофил, наживается на детях». Ату!
А вместе с фотографом – и устроители выставки, и все сочувствующие – все, все, все педофилы страшные.

И кстати, эта история ещё раз проявила специфику фотографии, как документа. Уже не раз говорили, что в скульптуре и живописи детская нагота принимается проще.  И никому в голову не приходит запрещать «Мальчика, вытаскивающего занозу».  А фотография действует иначе.

Другое дело, что ядовитый кисель потёк не из-за того, что содержание выставки кого-то возмутило. Блоггершу эту возмутил сам факт, и на выставке она даже не была, в свой обвинительный  пост прикрепила другие фото из сети, и весь этот хай – он от людей, которые эту выставку не видели.

И если бы выставка была подписана другим именем, менее известным – возможно, такой шумихи и не было бы.
Моралисты получили обратную реакцию – и теперь только ленивый не набрал в поисковике имя.
Так что даже хорошо, что такой резонанс. 


Мамашки с камерами

Y9Y0igXQIpk

     "Семейная фотография – это искусство, достойное выставочного зала” – так говорит photomarusya, организатор фестиваля «Объективно о детях». И слова её с делом не расходятся: фестиваль проходит уже четвёртый год подряд, и в этом году итоговая выставка развешена в “Vauxhall Center”, который находится в здании Рижского вокзала.

Признаться, я ожидал увидеть выставку домохозяйского творчества – поскольку семейной и детской фотографией у нас занимаются в подавляющем большинстве женщины. Традиционный путь – ребёнок подрос, появилось свободное время, и молодые мамы выбирают фотографию – как творческую отдушину и как средство заработка. Я разговаривал с участницами на открытии – они сами на эту тему подшучивают, иронично называют себя «мамашками с камерами», но видно – на самом-то деле им всё происходящее важно, и выставка важна, и за работы свои они переживают.

Collapse )

Камера хранения.


                                                                                     Автопортрет Фотографа. Об авторе - за катом.     

     Недавно один мой друг спрашивал: "Саш, вот в истории есть много "мастеров" фотографии, эти имена известны. А было ли такое, что где-нибудь нашли чемодан неизвестных фотографий неизвестного фотографа, и они все - гениальные?   Представляешь, так потом и пишут: «Фото номер 126 из чемодана, найденного при ремонте гостиницы на 5-й авеню»?   На тот момент я таких историй не знал, а вот ведь - почти так оно и было.

      Буквально в начале января в далёком Чикаго открылась выставка.  То, что этой выставке предшествовало, и сама личность фотографа,  – это целый фотографический детектив.  Точнее, два классных фотографических детектива. Collapse )